Латвия: административный хаос или реформа ?

1 июля административно-территориальное деление Латвии, действовавшее 17 лет, окончательно утратит законодательную силу, уступив место новой модели. Однако ставить точку в деле о мучительном перекраивании карты страны, кажется, еще слишком рано.

Как рассказала Телеграфу экономист Евгения Зайцева, аудит региональной реформы показал, что должностные лица не смогли должным образом подготовить страну к «часу икс». И приход на места новой власти, избранной в ходе июньских муниципальных выборов, рискует собой ознаменовать начало великого хаоса.

Закон о региональной реформе, разработкой которого латвийские политики и чиновники занимались без малого 10 лет, вступил в силу 31 декабря 2008 года. Однако фактически жизнь по-новому должна начаться 1 июля, то есть после очередных местных выборов, призванных сократить число самих самоуправлений в 5 раз. Вместо прежних 553 муниципалитетов их осталось только 109, плюс 9 городов республиканского значения.

На самом деле операция по административному укрупнению страны, произведенная по замыслу Народной партии, намного сложнее и изощренней. Не секрет, что главной целью перепланировки была концентрация власти. Подразумевалось, что в результате объединения мелких волостей у крупных партий появится гораздо больше возможностей для политического влияния из центра, а карликовые местные политические организации исчезнут. Но в силу мощного сопротивления местных региональных элит (некоторые волости вообще отказались объединяться) авторам реформ пришлось подкорректировать содержание плана, в результате чего он потерял и политическую, и экономическую логику.

Как отмечает экономист Евгения Зайцева, фактически реформа не оптимизировала управленческую модель, а наоборот, утяжелила, создав дополнительные вакансии для должностных и политических лиц. Зачем-то в отдельную категорию выделяются 9 республиканских городов, которые, согласно положениям того же закона, должны быть включены в состав округов.

Не менее абсурдной выглядит и сама структура нового разделения по округам. Опровергая собственные установки, что «на территории края должно проживать не менее 4000 постоянных жителей», авторы реформы записывали в эту категорию административные округа с меньшей численностью. Например, в Руцавском крае проживает только 2014 человек, а в Балтинавском — 1390. Всего эта норма закона была нарушена в 23 из 109 краев, то есть в каждом пятом случае.

В свою очередь при начертании границ других 16 административных единиц Министерство по региональным делам, напротив, превысило допустимый законом лимит, приписав к одному краю свыше 20 000 жителей: так, в новом Мадонском крае оказалось сразу 28 000 человек, а в Тукумсском — 39 105. Увы, причина нелогичной перепланировки никак не связана с заботой об интересах населения. Границы новых округов провели так, чтобы при проведении муниципальных выборов партии действующей коалиции могли удержать в руках власть. Подсчет оказался верным: во всяком случае, несмотря на критически низкие рейтинги по всей стране, в стратегических для себя регионах «народники» и «зеленые» сохранили свое влияние, расширив за счет реформ территориальный ареал.

Одновременно был достигнут и другой немаловажный эффект. Закон предусматривает конкретное число депутатов, которые должны работать в том или ином крае, в зависимости от численности жителей. Низшая черта начинается с позиции «13 депутатов», и таким образом, сознательно увеличив на бумаге площадь 23 краев, было создано дополнительно несколько десятков оплаченных из бюджета политических вакансий. Так, скажем, в том же вымирающем Балтинавском крае, где ежегодно численность населения сокращается на 20—40 человек, — теперь будет 13 депутатов, хотя до сих пор их было 7.

Порядок передачи власти в законах тоже конкретно не оговорен. Еще до 31 января 2008 года каждый новый район должен был разработать план реорганизации. Однако на день выборов в самоуправления — 6 июня 2009-го — на сайте Министерства регионального развития были доступны только 7 из 24 необходимых планов. Вчера — за два дня до вступления документов в силу — их было всего 13.

Вопрос о реорганизации волостей вообще нигде не рассматривался. А ведь каждое реформируемое самоуправление — это по крайней мере один банковский счет, движимое и недвижимое имущество, договорные отношения с предприятиями и штат сотрудников, который часто выполняет функции коммунхоза на территории волости. И с 1 июля в рамках реформы руководители всех этих 557 волостей теряют полномочия, право подписи и представительства. «Во многих случаях работа местных органов власти будет просто временно парализована», — заключает Евгения Зайцева.

Дополнительные трудности создаст и отсутствие финансов. По закону каждое новое самоуправление может рассчитывать на дотацию из расчета по 200 тыс. латов за каждую административную единицу, вошедшую в его состав. Таким образом, общая стоимость реформы для госбюджета составит как минимум 106,2 млн. латов. Но доступны ли эти средства и в каком объеме? На этот вопрос ответа нет.

В конце мая министр по региональным делам Эдгар Заланс утверждал, что для проведения реорганизации 28 муниципалитетов в этом году не хватает еще 5,5 млн. латов. Представители самоуправлений заявляли о необходимости куда более крупных вложений. По подсчетам экономиста Евгении Зайцевой, после 1 июля на реализацию реформы из госбюджета потребуется 75,8 млн. латов. К тому же не секрет, что большинство самоуправлений в «тучные годы» обзавелись многомиллионными кредитами. При объединении самоуправлений долги суммируются, так же как и ноша социальных расходов, будь то оказание помощи потерявшим работу или приобретение бензина для машин «скорой помощи», функционирование которых вследствие закрытия сельских больниц станет жизненно важным.

До 1 июля 2009 года латвийское государство имело трехуровневую структуру местного самоуправления:
— нижний уровень: 551 образование в виде волостей (pagasts) и небольших городов, поселков;
— средний уровень: 26 районов;
— высший уровень: 6 регионов — Рига, околорижский, Видземе, Курземе, Земгале и Латгалия.

После 1 июля схема разделения власти будет иметь уже 4 ступени, каждая из которых, естественно, предполагает свои полномочия и административные ресурсы:
— нижний уровень: управляющие волостей (pagasts) и городов, которые больше не имеют избранных депутатов местной власти;
— второй уровень: 109 краев (novads), которые образуют первый избираемый уровень местной власти и каждый из которых объединяет от 1 до 25 объектов нижнего уровня, то есть от 1 до 25 волостей (городов);
— третий уровень: округа (aprinķis), создание которых предусматривает Закон (статья 5) и по которым до сих пор не известно ни количество, ни названия. Список округов вместе с законопроектом об их образовании и деятельности до 1 июня 2009 года Кабинет министров должен был представить в Сейм (подпункт 1 пункта 24 Правил перехода закона), но это не сделано;

— четвертый, высший уровень: 6 регионов (Рига, околорижский, Видземе, Курземе, Земгале и Латгалия.





http://www.telegraf.lv/news/strane-grozit-haos


  

Постоянный адрес статьи



К этой статье еще нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:
E-mail:



Новости